Грустный репортаж, или как разрушают Божий храм

Протоиерей Александр Суворов

"В колонии строгого режима ЛА 155/8 (п. Заречный, Алматинская область) продолжается строительство тюремного храма в честь Преображения Господня, начатое по благословению Митрополита Астанайского и Алматинского Мефодия в июне 2008-го года.

Принятые на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000-го года «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви» гласят: “Исполняя свое служение в местах лишения свободы, Церковь должна устроить там храмы и молитвенные комнаты, совершать Таинства и богослужения, распространять духовную литературу. При этом особенно важен личный контакт с лишенными свободы, включая посещение мест их непосредственного нахождения”.

Богатый опыт сооружения тюремных храмов имеется у Главы Митрополичьего округа в Республике Казахстан Митрополита Мефодия, подавшего идею строительства храма в Заречном. В его бытность управляющим Воронежской и Липецкой епархией было открыто девять храмов и множество молитвенных комнат в местах лишения свободы. А в 2001 году, впервые со времен революции 1917-го года, по инициативе Владыки Мефодия была учреждена должность тюремного священника, введенная в штат Управления исполнения наказаний по Воронежской области.

И в Казахстане, на призыв Владыки Мефодия, откликнулись многие, желающие помочь делу духовного возрождения заключенных.

Идея создания Православного храма была согласована с Министерством юстиции РК и встретила понимание как у бывшего начальника колонии полковника Б.Т. Жунусова, так и у нынешнего - подполковника К.К. Байгазинова.

Руководит строительством тюремного храма протоиерей Сергий Коноплев (благочинный Отеген-Батырского церковного округа). Ему активно помогают иеромонах Пимен (Ткаченко) (настоятель храма в честь св. блаженной Ксении Петербуржской, город Капчагай) и протоиерей Игорь Светличный (эконом Никольского собора, город Алматы).

На процессе строительства сказывается особая специфика закрытого учреждения. Например, для того чтобы провезти строительные материалы, необходимо пройти тщательную проверку автотранспорта и груза, что занимает определенное время. Несколько проверок в течение дня проходят и строители-заключенные.

Тем не менее, благодаря искреннему желанию администрации колонии и самих заключенных построить храм, к концу 2008-го года были возведены его стены и потолочное перекрытие, возводится барабан под купол. Храм, по проекту, будет площадью 18 x 10 метров, высотой 19 метров. Строят его двенадцать заключенных. Все они добровольно вызвались участвовать в этом богоугодном деле.

Для осужденных храм – это пространство подлинной свободы в тюрьме. Служение Церкви в тюрьмах и лагерях есть лучшее свидетельство того, что любой наказанный обществом человек, через покаяние и исправление, получает прощение. Для Церкви нет безнадежно падших, дверь спасения не закрыта ни для кого. Так, за период строительства храма, пять строителей из двенадцати приняли Святое Крещение. Все они сегодня трудятся с поражающей ответственностью и усердием.

Сотрудники уголовно-исполнительной системы осознают необходимость внутреннего перерождения осужденного для его подлинного исправления. Осужденные возвратятся к нормальной жизни и совершенно не безразлично, что принесут они обществу, семье – злобу, ненависть, агрессию или раскаяние, веру, надежду и любовь. Посильная помощь и внимание, ходатайство и моральная поддержка духовенства способны удержать человека от дальнейшего падения, помогает обрести подлинные нравственные ценности.

Помощь священника нужна не только тем, кто отбывает наказание, но и тем, кто трудиться в местах лишения свободы. Сотрудники испытывают большие физические и психологические нагрузки, на их плечах лежит тяжелый груз ответственности за заключенных. Этим людям также необходима деятельная помощь Церкви и укрепляющее слово пастыря. В противном случае сердце человеческое может или не выдержать такой нагрузки, или окаменеть.

Сайт orthodox.kz 13 января 2009

...Уже начали разбирать купол, - недолго просуществовал православный храм, построенный трудами заключенных.

В связи с введением в действие Закона О религиозной деятельности и религиозных объединениях от 11 октября 2011 года № 483-IV, храм был закрыт. В седьмой статье данного Закона говорится:

3. Не допускается проведение (совершение) богослужений, религиозных обрядов, церемоний и (или) собраний, а также осуществление миссионерской деятельности на территории и в зданиях:

1) государственных органов, организаций, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 4 настоящей статьи;

2) Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований, судебных и правоохранительных органов, других служб, связанных с обеспечением общественной безопасности, защитой жизни и здоровья физических лиц;

3) организаций образования, за исключением духовных (религиозных) организаций образования.

4. К лицам, содержащимся в специальных учреждениях, обеспечивающих временную изоляцию от общества, находящимся в учреждениях, исполняющих наказания, являющимся пациентами организаций здравоохранения, оказывающих стационарную помощь, проходящим социальное обслуживание в домах-интернатах для престарелых и инвалидов, по их просьбе или их родственников в случае ритуальной необходимости приглашаются священнослужители религиозных объединений, зарегистрированных в порядке, установленном законодательством Республики Казахстан. При этом совершение религиозных обрядов, церемоний и (или) собраний не должно препятствовать деятельности указанных организаций, нарушать права и законные интересы других лиц.

На практике принятие данного Закона создало условия, при которых окормление больных и заключенных стало практически невозможным. Например согласно Рекомендации Комитета министров государствам-членам относительно европейских пенитенциарных правил (1987) «Каждому заключенному разрешается, по мере возможности, удовлетворять свои потребности религиозного, духовного или морального порядка и для этого присутствовать на службах или собраниях в месте лишения свободы и иметь в своем распоряжении необходимые книги и публикации». (п.46)

Если в месте лишения свободы находится достаточное количество заключенных, принадлежащих к одной и той же религии, должен быть назначен или утвержден официальный представитель этой религии. В том случае, если это оправдано большой численностью таких заключенных и обстоятельства позволяют это, достигается соответствующая договоренность о его работе на постоянной основе. (п.47.1)

Но разве в Законе говорится о том, что Храм должен быть разрушен? Разве священник не может приходить и выполнять в этом храме свои обязанности по просьбе заключенных? Разве это противоречит Закону? Разве построенный на территории колонии храм является собственностью УИС?

Мне не понятно противоречие 7-й статьи: раз согласно 3 ее пункту НЕ ДОПУСКАЕТСЯ проведение (совершение) богослужений, религиозных обрядов, церемоний и (или) собраний, а также осуществление миссионерской деятельности на территории и в зданиях государственных органов..., то согласно п. 4 этой же статьи "по их просьбе или их родственников в случае ритуальной необходимости приглашаются священнослужители религиозных объединений..." А где, в каком именно месте священнослужители должны совершать богослужения? А если 4 пункт в исключениях, то почему разрушают храм?

Еще одно противоречие: "совершение религиозных обрядов, церемоний и (или) собраний не должно препятствовать деятельности указанных организаций, нарушать права и законные интересы других лиц." На практике выйдет так, что т.к. храмы и молитвенные комнаты в тюрьмах будут закрыты, в других помещениях исправительных учреждений проведение богослужений вообще станет невозможным, поскольку как раз в этом случае можно говорить как о нарушении "прав других лиц" так и "препятствии деятельности колонии". От такой вот парадокс....

Предлагаем вниманию читателей сайта фотоматериал, отснятый не в 20-х и не в 30-х годах нашего века, а вчера, 18 апреля 2013 года. Больно смотреть, как разрушается Храм Божий в демократическом государстве XXI века...

pritvor.kz